Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Кот по имени Жук

Мы стояли там одни - маленькие тощие сопливые дети под проливным дождем. Стояли и тихонько плакали над небольшим холмиком с воткнутым железным прутом и прикрепленной дощечкой, на которой было криво написано - "Кот Жук". Дождь лил, как из ведра, еще раз доказывая верность давней приметы, что если умирает дорогое существо, то обязательно пойдет дождь. Он все лил и лил, размывая накарябанную надпись с именем кота и превращая импровизированную могилу в безымянный холмик под большим деревом...
Впрочем, историю лучше рассказать с самого начала.

У каждого двора есть свои герои и антигерои. У нас были свои. Страшная старушка Домна и Жук: всегда крутившийся поблизости серый дворовой кот. И если Домну мы панически боялись, то Жука с такой же силой любили. Казалось бы, кот как кот, но детям мало надо, чтобы сотворить себе любимца, тем более, если любимец и сам не прочь побыть центром всеобщего внимания.

Как и все дворовые коты, он появлялся и исчезал, когда хотел. Никто ему не был указ, кроме, разве что, еды, которую он беззаветно любил. Заканчивалась принесенная еда и кот, обойдя всех мальчишек по очереди, ложился на крышу беседки и умиротворенно спал, пока мы играли, рисовали или просто болтали, дрыгая ногами и громко смеясь.

Но однажды кот не пришел. Не было его день, два, три. Один день у детей, что год и, казалось, было чудом, что мы еще помнили о нашем дворовом коте. Несколько дней мы ходили по двору, как неприкаянные: и игра не игра, и двор не двор. Кто-то пытался искать его, кто-то просто грустил, кто-то говорил, что видел его совсем недавно во дворе.

Все было тускло в тот день. Серое дождливое небо, большие деревья со скользкой корой и сухими листьями, холодная беседка и мерзкое карканье надоевших галок. Хотелось поскорее убежать от всего этого и мы с другом Витькой и еще несколькими мальчишками решили побродить вдалеке от дома - там, где были цыганские дворы и старые полуразрушенные сараи, отдававшие запахом мочи и всеобщего разложения.

Там мы и нашли Жука. Он лежал на сырой земле и тихонько мяукал, а вернее хрипел. Какие-то нехорошие люди перебили ему все лапы. Когда кот увидел нас, его глаза расширились и он инстинктивно дернулся убежать, что вызвало очередную волну боли. Кошачьи глаза заволокло безумием нарастающего страдания, перебитые лапы кое-как шевелились, грязная лохматая грудь нервно вздымалась с каждым вздохом.

Мы подбежали к коту и хотели было перенести его под дерево, там где суше, но вид у кота был такой жуткий, что никто не решился поднять его. Жить коту оставалось совсем немного, но вид его мучений резал наши глаза. Мы отвернулись и начали плакать. Сначала негромко, потом все сильней. Плакали и звали кота по имени, как будто это могло ему помочь. А кот все также лежал на земле и уже не порывался убежать, признав своих старых дворовых товарищей. Только хрипел и смотрел своими жуткими глазами.

Я не знаю, как бы я поступил сейчас. Наверное, куда-нибудь отнес кота, позвал бы кого-нибудь, суетился. Но мы были детьми и никак не взрослыми. Как сейчас помню: успокоившись, кто-то из нас предложил взять большое бревно и убить Жука, чтобы он не мучился. Сначала мы были против и дружно мотали головами, но что мы могли сделать еще? Куда пойти? Кого попросить о помощи? Бездомный кот, как и бездомный человек, никому не нужен.

И тогда мы нашли большое увесистое бревно и притащили его к Жуку. Бревно и умирающий кот. Казалось, он понимал, что его ждет и уже не реагировал на происходящее, полностью отдавшись своей судьбе. Глаза его ничего не выражали. Пустота и отрешенность. И только грудь еще медленно вздымалась и слышен был хрип, издаваемый выдыхаемым воздухом.

Никто не хотел убивать старого друга. Все молча стояли и боялись пошевелиться. Убить комара или муравья завсегда можно, а тут же кот. И не просто кот, а Жук, которого мы знали и любили. Всем было страшно и никто не хотел убивать. Но что-то надо было делать, ибо смотреть на мучения кота было еще страшней и хуже. Не сговариваясь, мы вместе подняли скользкое старой бревно и...

Земля была твердой и не поддавалась нашим маленьким детским ручкам. У кого-то уже появились царапины, у кого-то сломался ноготь, у кого-то просто не осталось сил. Но мы продолжали копать. Пыхтели, сопели, всхлипывали, но копали...

Да, так все и было: маленькие мы, дождь и могила. Дети, с чистыми досками вместо сердец. Каждый может в них написать все, что угодно и как угодно. Жук написал там свое и умер, оставив нас одних под проливным дождем. А потом было солнце и новый день. Мама снова звала домой смотреть мультики, а я снова и снова гулял допоздна, в который раз обманывая родителей, убеждая их, что сделал уроки.